• Николай

Российский астрофизик с мировым именем оценил перспективы сотрудничества «Роскосмоса» и NASA


Вячеслав Геннадьевич Турышев / ©Вячеслав Турышев, РИА Новости / Автор: Наталья Федосеева

Вячеслав Турышев дал объемное интервью каналу RTVI в пятницу, 19 августа. Среди прочего астрофизик ответил на вопрос Naked Science о перспективах России как партнера в международных научных и прикладных космических проектах. Мнение человека, который работал как на отечественные, так и на американские аэрокосмические структуры, особенно ценно.

По словам Турышева, сотрудничество NASA и «Роскосмоса» перейдет исключительно на уровень обеспечения нужд МКС. Российская сторона отвечает за ряд ключевых операций, в числе которых — корректировка орбиты станции. Также важен обмен опытом и возможность совместного использования пилотируемых кораблей на случай непредвиденных обстоятельств.

© RTVI, YouTube

Что касается международной научной деятельности или иных интернациональных космических проектов, то они стали практически невозможны по политическим причинам. При этом Турышев отметил, что отношения между сотрудниками структур NASA и «Роскосмоса», несмотря на все, остаются профессиональными и в какой-то степени даже дружескими.

Комментируя выход российской стороны из МКС, астрофизик напомнил о технической сложности этого процесса. Поскольку станция задумывалась международной на фундаментальном уровне, просто так «хлопнуть дверью» ни у кого не получится (а если удастся, открыть ее обратно может быть еще сложнее). Проблемы условно делят на две группы: создание альтернативных решений для выполняемых «Роскосмосом» операций по эксплуатации станции и безопасное отделение российского сегмента. Причем с первой трудности решаются сравнительно просто: как минимум корабль Cygnus может корректировать орбиту МКС, а для Dragon рассматривается незначительная соответствующая модернизация.

За то, каким примером международного сотрудничества является МКС, станцию уже не раз номинировали на Нобелевскую премию мира (хотя так и не присудили). Вне зависимости от геополитической обстановки, все участники проекта всегда вели деятельность уважительно и профессионально по отношению друг к другу. На фото — орбитальная лаборатория в мае 2011 года, к ней пристыкованы шаттл «Эндевор» (США), грузовой корабль ATV (Евросоюз), грузовой корабль «Прогресс» и пилотируемый корабль «Союз» (Россия). Снимок сделан из недавно отстыковавшегося «Союз ТМА-20» / © ESA, NASA

Рассказывая о рисках физического выхода российской стороны из проекта, Турышев описал сложности так: «Требуются рабочие группы с обеих сторон, чтобы понять, что, когда мы уходим, мы не зацепили своим чемоданом чужие авоськи».

Вячеслав Геннадьевич Турышев с 1993 года трудится в Лаборатории реактивного движения (JPL) Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства США (NASA). Он участвовал в множестве инженерных и научных коллабораций.

В новостные заголовки Турышев попадал не раз, но самое известное его достижение — объяснение наделавшей шуму аномалии «Пионеров». Если вкратце, скорость обоих запущенных в 1970-х зондов (номера 10 и 11) изменялась сильнее, чем то предсказывали расчеты. Даже при включении в формулы не только гравитационных возмущений от планет, но и от малых тел Солнечной системы, а также релятивистских эффектов.

Разгадку предложили еще в начале расследования этого эффекта — неравномерное тепловое излучение от аппаратов. Виной всему — РИТЭГи («ядерные батарейки»), расположенные ассиметрично центру масс «Пионеров». Но доказать, что именно испускаемые не равномерно во всех направлениях фотоны инфракрасного спектра ответственны за аномальное ускорение, удалось Турышеву с коллегами. Потребовалось устроить настоящие раскопки в архивах NASA, JPL и отдельных инженеров, чтобы поднять данные телеметрии за все время миссии.

Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
guest